AnonsImg
31 января 2011 AnonsImg
31 декабря 2009

AnonsImg
30 марта 2030

Государственный исторический
архив Чувашской Республики
Государственный архив
современной истории
Чувашской Республики
Государственная киностудия
«Чувашкино» и архив электронной
документации

Приготовления к наводнению в Чувашии в 1926 г.
Опубликован: 28 июня 2018 г.

Весной 1926 г. Чувашия столкнулась с природной стихией: небывалый подъем воды в бассейне реки Волги привел к серьезным разрушениям инфраструктуры и огромным убыткам. Наводнение обрушилось на Чебоксары, Чебоксарский, Цивильский, Алатырский, Ядринский и другие уезды. Катастрофический паводок затронул не только Чувашию. От большой воды пострадали многие поволжские города: Нижний Новгород, Казань, Самара.

Чтобы представить себе в некоторой степени масштаб потерь в республике, обратимся к телеграмме, отправленной 12 мая в Москву председателем Совета народных комиссаров (Совнаркома) Чувашской АССР С. Коричевым с отчетом о последствиях наводнения в Чувашии: «Предварительным подсчетом наводнением разрушено 49 мостов, убытки 168 тысяч рублей… затоплено 1990 домов… убытки по предприятиям 152468 рублей. Убытки от затопления озимых полей 72 тысячи рублей, семенного материала погибло на 2800 рублей по одному уезду… Общая сумма убытков 1 миллион 481 тысяча 668 рублей»[1]. (Для справки: пуд пшеничной муки на рынке на тот момент стоил 5 руб. 20 коп., десяток яиц – 23 коп., лошадь – от 200 до 350 руб.[2])
К наводнению в Чувашии готовились заблаговременно, чувствовалось его скорое приближение, так как ряд природных признаков указывал на предстоящее стихийное бедствие. Наркомат внутренних дел (НКВД) в своем отношении, адресованном Совнаркому, отмечал: «Благодаря дождливой осени, обильного снегопада зимой и поздней весны можно ожидать высокой весенней воды, вследствие чего вполне возможны разрушения искусственных сооружений и дорожного полотна»[3].
В середине марта Президиум Центрального исполнительного комитета Чувашской АССР подготовил проект постановления «О мерах борьбы со стихийными бедствиями во время весеннего разлива вод и ледохода», состоящий из восьми пунктов. Здесь были обозначены мероприятия, проведение которых должно было смягчить удар стихии, как-то: а) разобрать и сложить в безопасных местах деревянные мосты; б) привести в порядок ледорезы; в) прорыть водоотводные канавы; г) заготовить специальные инструменты (багры, пешни, деревянные ваги); д) приготовить лодки и плоты для перевозки людей и грузов и др. Проект постановления попал в руки помощника прокурора Чувашской АССР тов. Злотоустову, который дал на него свое заключение. Он пришел к выводу, что «по существу содержания шести пунктов постановления возражений не встречается, седьмой же пункт надлежит хорошей переработке…». Седьмой, ключевой по значению пункт указывал на лица и органы, на которые ложилась ответственность за проведение обозначенных в документе мер, и первоначально гласил: «Проведение в жизнь сего постановления возлагается на органы милиции Чуваш[ской] республики, в сельских местностях – на Волисполкомы и Сельсоветы с обязательным привлечением к работе дорожных техников» [4]. Помощник прокурора счел необходимым изложить его в следующей редакции: «Проведение в жизнь перечисленных выше мероприятий возлагается в зависимости от местоположения и отношения соответствующих сооружений и работ к сооружениям и работам сельского, волостного или уездного значения, на соответствующие сельские советы, волисполкомы и уисполкомы, а городах – на горсоветы по принадлежности с привлечением к работе в нужных случаях техников-специалистов и с персональной ответственностью руководителей этих органов как в дисциплинарной порядке, так и в уголовном по ст. ст. 107 и 108 УК-а. Наблюдение за выполнением сего постановления возлагается повсеместно на органы милиции ЧАССР»[5]. Функции милиции, обозначенные в документе, очевидно, поменялись в сторону контроля и надзора. После доработки ответственными лицами текст постановления проверялся юрисконсультом при Наркоме юстиции ЧАССР. Он дал следующее заключение: «…Нахожу, что проект постановления пересоставлен применительно к соображениям, выраженным в заключении пом[ощника] прокурора т. Златоустова от 24/III 1926 года и не противоречит существующим законоположениям, а потому полагаю направить его в спешном порядке СНК ЧАССР на утверждение»[6]. От властей в редакцию газеты «Канаш» поступила просьба срочно опубликовать текст данного официального документа[7].
Чувашские власти назвали места на трактах государственного значения, попадающие под удар стихии: мосты через р. Рикшю длиной 90 м, через р. Аниш длиной 36 м, два моста у Цивильска, долина р. Цивильск у д. Н. Чуратчики, спуск у моста около деревни Толиковой и пр. НКВД убеждал Совнарком Чувашии решить вопрос с изысканием средств, необходимых для охраны дорожных сооружений на трактах во время прохода весенних вод и сохранения непрерывного движения по этим дорогам. Между тем дорожные мастера Волжского управления местного транспорта на ранее отпущенные средства проводили работы по устранению льда у мостов и по расчистке от снега отверстий малых мостов и труб для свободного прохода весенней воды[8].
24 апреля народный комиссар внутренних дел И. Морозов издал приказ для начальников уездных, районных и волостных отделов милиции. В приказе он требовал спешно известить селения, находящиеся при многоводных реках, и принять меры к их переселению с имуществом в безопасные пункты, обеспечить охрану телеграфных, телефонных и дорожных сооружений от разрушений водой. В случае необходимости требовал привлекать к восстановительным работам местное население в порядке трудовой повинности. Милицейским начальникам вменялось в обязанность представлять отчеты о текущем состоянии означенных сооружений телеграммой, а заведующим отделениями связи предлагалось на весь период угрозы наводнения принимать такие телеграммы бесплатно[9].
5 мая Совнарком Чувашской АССР постановил образовать Чрезвычайную комиссию по борьбе с наводнением во главе с И. Морозовым. Комиссия наделялась правом привлекать население к борьбе с последствиями водной стихии в порядке трудовой повинности. Войска и милиция также могли быть задействованы в этом направлении работы. Кроме того, данной комиссии предоставлялось право привлекать средства тех учреждений и хозяйственных организаций, которым угрожало наводнение. Уездным исполкомам было предложено образовать аналогичные комиссии для борьбы с наводнением[10].

Примечания:
[1] ГИА ЧР. Ф. 202. Оп. 6. Д. 35. Л. 30.
[2] Трудовая газета. 9 июня 1926. № 67.
[3] ГИА ЧР. Ф. 202. Оп. 6. Д. 35. Л. 9–9 об.
[4] Там же. Л. 3.
[5] Там же. Л. 1.
[6] Там же. Л. 5.
[7] Там же. Л. 8.
[8] Там же. Л. 9–9 об.
[9] Там же. Л. 12.
[10] Там же. Л. 32–32 об.

Перейти в список



Разработка сайта - ООО "Интернет-Сервис"

Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе                  Минкультуры Чувашии