AnonsImg
31 января 2011 AnonsImg
31 декабря 2009

AnonsImg
30 марта 2030

Государственный исторический
архив Чувашской Республики
Государственный архив
современной истории
Чувашской Республики
Государственная киностудия
«Чувашкино» и архив электронной
документации

К 140-летию Тимофея Николаевича Николаева-Хури
Опубликован: 5 февраля 2018 г.
В этом году исполняется 140 лет со дня рождения одного из лидеров чувашского национального движения Тимофея Николаевича Николаева-Хури. Во время Первой русской революции он возглавлял Казанский комитет партии эсеров, выступал за национальную автономию для чувашей, за что получилпрозвище «президент Чувашской Республики»[1], совершал отчаянные поступки, граничившие с безрассудством, и рьяно пропагандировал свои идеи, но обо всем по порядку.

Будущий революционер родился в 1878 г. в д. Большие Крышки Чебоксарского уезда (в настоящее время Цивильского района) в крестьянской семье. Учился в Симбирской духовной семинарии и после ее окончания в 1902 г. поступил на работу в Симбирскую классическую гимназию. Спустя год молодой учитель вступил в созданную незадолго до этого партию эсеров, взяв себе партийный псевдоним «Хури», после чего начал активно привлекать семинаристов Симбирска к революционным идеям. В 1904 г. он учредил политический кружок чувашской молодежи, планировавшей создание автономной организации чувашских эсеров.

В том же году Тимофей Николаев переехал в Казань, где продолжил заниматься агитационной деятельностью. Среди однопартийцев он приобрел особую значимость, поскольку считался единственным человеком, способным руководить эсерами преимущественно нерусского населения Казанской губернии. Для конспирации и привлечения новых сторонников Николаев-Хури поступил в Казанский ветеринарный институт, затем – на юридический факультет Казанского университета, но занятий практически не посещал.

За организаторскую и пропагандистскую деятельность в Симбирске и Казани Хури вместе с Метри Юманом в 1905 г. делегировали на I партийный съезд эсеров в Финляндии, где его избрали членом Центрального комитета, членом Поволжского комитета и председателем Казанского комитета партии эсеров.

После начала революции в 1905 г. Хури начал ездить по чувашским деревням Чебоксарского уезда, призывая крестьян к восстанию. Согласно полицейским отчетам, охватившие в этот период весь Чувашский край демонстрации и акты сопротивления властям были связаны, в первую очередь, с его активной деятельностью. В результате Хури был на некоторое время помещен в Казанскую тюрьму, благо для властей отыскать виновника не составляло труда. По воспоминаниям современника С.Н. Николаева его внешность была очень заметной: «высокий, статный, красивый брюнет с черными большими глазами, Хури выделялся во всякой толпе, мог служить хорошим объектом для слежки и наблюдения»[2].

После освобождения из тюрьмы в начале 1906 г. Николаев-Хури познакомился с другим представителем национального движения Г.Ф. Алюновым. Вместе они решили организовать автономную чувашскую политическую партию. Во все губернии, где проживало чувашское население, были разосланы приглашения к участию в съезде. Нелегальное собрание состоялось 1–2 августа 1906 г. в Симбирске в формате съезда чувашских учителей и деятелей просвещения. В печати объявили, что съезд собирается «для обсуждения вопроса об объединении всех прогрессивно настроенных деятелей по образованию чуваш в особый союз с широкими просветительскими и политическими задачами». На съезде был создан «Союз деятелей по просвещению» (в целях конспирации он был назван в печати «Кружком по образованию чуваш»), который провозгласил своими целями «поднятие умственного и экономического состояния чуваш и развитие их политического самосознания в духе свободы и строгого демократизма».

В числе прочего съезд решил взять под контроль издание чувашской газеты и, в целом, издательское дело на чувашском языке. Поскольку печатать собственную газету было проблематично, они «положили глаз» на газету «Хыпар», которая спустя полгода после открытия в январе 1906 г. испытывала серьезные финансовые трудности. В 1906–1907 гг. Хури являлся членом редколлегии и публиковал в газете свои статьи, добывал для нее финансирование[3].

В это же время казанские эсеры перешли к новым методам борьбы, одним из которых стал террор против представителей царской власти. 25 сентября 1906 г. на вице-губернатора Д.Д. Кобеко было совершено покушение. Непосредственным исполнителем этого теракта являлся Хури. По счастливой случайности две бомбы, брошенные под карету чиновника, никому не навредили. По воспоминаниям Метри Юмана, некоторое время Николаев возглавлял всю Поволжскую боевую организацию эсеров.

Сохранились сведения, что в 1906–1907 гг. под руководством Хури или лично им самим проводились нападения на магазины, почтовые отделения и другие объекты. Одной из наиболее заметных акций Хури стало освобождение политических заключенных из Казанской тюрьмы накануне Пасхи в 1907 г. В форме судебного прокурора ночью он появился в тюрьме, предъявил охране поддельное письмо об освобождении заключенных и затем беспрепятственно вывел их на свободу. В ту же ночь на Александровском пивном складе он собрал первый съезд чувашских эсеров, где была создана Чувашская организация социалистов-революционеров Казанского округа.

Соратники получали от Николаева-Хури и крайне неожиданные предложения, например, о необходимости убийства И.Я. Яковлева как участника государственных репрессий против революционно настроенных учеников Симбирской чувашской учительской школы. С большим трудом его удалось отговорить от этой затеи[4].

31 мая 1907 г. Тимофей Николаев был вновь арестован и сослан в Якутию на 5 лет. Спустя год при помощи оставшихся на свободе единомышленников Хури удалось бежать и вернуться домой. После этого он решил отправиться во Францию, где встречался с политэмигрантами и пытался раздобыть деньги для Чувашской организации эсеров. В конце февраля 1909 г. нелегально вернулся в Россию, но вскоре был арестован в Санкт-Петербурге.

15 июля 1910 г. Хури доставили в Казанскую губернскую тюрьму. В составе группы эсеров из 18 человек он обвинялся в причастности к экспроприациям в Казани. По действующему законодательству осужденных ждала смертная казнь, но Николаеву вновь повезло – казнь заменили каторжными работами в Сибири[5].

После Февральской революции 1917 г. и амнистии, объявленной Временным правительством, Хури освободился и отправился на родину, уже будучи больным и истощенным. Он поселился в родном селе и не принимал активного участия в дальнейших революционных событиях. 20 августа 1917 г. на объединенном заседании Крестьянского съезда Цивильского уезда и съезда Цивильского отделения обсуждалось выдвижение Хури в депутаты Учредительного собрания, но из-за подорванного здоровья его кандидатура отпала.

4 октября 1918 года Хури прибыл по делам в Казань и в тот же день был задержан. Во время дачи показаний Т.Н. Николаев высказал недовольство относительно некоторых действий большевиков и тем самым обрек себя к высшей мере наказания. 6 октября он расстрелян. Так закончилась жизнь одного из ярчайших представителей национального движения начала XX века, который в советское время приобрел романтический ореол национального героя и репутацию легендарного революционера.


[1] Клементьев В.Н. Истоки государственности чувашей. Чебоксары, 2014. С. 165.
[2] НСБ ГИА ЧР. Воспоминания С.Н. Николаева. Прага, 2015. С. 242.
[3] А.В. Изоркин. Революцин вĕри тăхланĕ // Хыпар. 1993. 12 сентября. № 173.
[4] Воспоминания С.Н. Николаева. С. 244.
[5] Там же. С. 248.
Перейти в список



Разработка сайта - ООО "Интернет-Сервис"

Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе                  Минкультуры Чувашии