AnonsImg
31 января 2011 AnonsImg
31 декабря 2009

AnonsImg
30 марта 2030

Государственный исторический
архив Чувашской Республики
Государственный архив
современной истории
Чувашской Республики
Государственная киностудия
«Чувашкино» и архив электронной
документации

Фиксируемые нарушения на автотранспорте в Чувашии (середина 1930-х гг.)
Опубликован: 4 января 2018 г.

Просмотр данного изображения невозможен

Несмотря на увеличение числа автомобилей в стране и осложнение обстановки на отечественных дорогах, статистика ГИБДД России за последние годы свидетельствует о сокращении количества дорожно-транспортных происшествий (ДТП) в Чувашской Республике. Так, если в период с января по ноябрь 2015 г. было совершено 1466 ДТП, а в 2016 г. за тот же отчетный период – 1292 ДТП, то в 2017 г. за одиннадцать месяцев количество таких происшествий сократилось до 1247 [1].

Такая положительная тенденция дает повод говорить о результативной работе чувашских автоинспекторов, автомобильной общественности республики и представителей власти в данном направлении. В связи с этим заслуживает внимание вопрос прояснения картины происшествий и аварий в период, когда автомашина становилась привычной составляющей в жизни народного хозяйства Чувашии.

В начальный период автомобилизации Советского Союза нарушения в сфере автомобильного транспорта получили широкое распространение. Так, в приказе Центрального управления шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта (Цудортранс) о борьбе с авариями на автотранспорте, датированном 31 марта 1935 г., отмечалось, что «число аварий на автотранспорте чрезвычайно велико и продолжает из месяца в месяц расти» [2]. Этот приказ дает приблизительную статистику по авариям. По неполным сведениям, таких случаев по всей стране за 1934 год на автотранспорте было зафиксировано свыше 15 тыс., в которых более 7 тыс. автомашин получили повреждение. Ответственность за невыполнение мер по снижению аварийности Цудортранс возлагал на непосредственных командиров автотранспорта – директоров транспортных трестов, начальников автобаз, начальников колонн, техноруков [3].

В Чувашии на начало 1934 г. еще не была отработана система учета аварий на дорогах, а склонность шоферов «по-товарищески» покрывать аварии превращалась в устойчивую тенденцию. Но по прошествии годичного срока ситуацию на автодорогах удалось переломить в сторону большей прозрачности. Уполномоченный Госавтоинспекции по Чувашской АССР Сычев П.П. считал, что на этот период на территории Чувашии выявление аварийности превышало 75–80 %. Из его отчета явствовало: более 75 % аварий приходится на водителей со стажем 2–3 года или более лет. При этом он относил львиную долю аварий на «шоферов не местной подготовки, а приезжих извне республики» [4] и, говоря о происшествиях на автотранспорте, не мог не заметить между поведением лихача на дорогах и опытом работы удивительную закономерность: «…Лихачество шоферов развивается вместе с приобретением стажа» [5].

Статистика аварий за 1934–1935 гг. в Чувашии имеет следующую динамику: первое полугодие 1934 г. – 13 аварий на 140 машин, второе полугодие 1934 г. – 18 аварий на 180 машин, первое полугодие 1935 г. – 13 аварий на 380 машин [6].

Выступая на городском собрании шоферов 18 января 1935 г., Сычев П.П. высказал свое мнение о виновниках аварий на дорогах: «У нас часто бывают аварии, тут виновен шофер и виновно автохозяйство, если бы автохозяйство занималось этим делом – аварий было бы меньше на 50 %» [7].

Что касается борьбы с аварийностью, Сычев П.П. сетует: «Самая большая беда у нас в этой части в том, что руководители автохозяйств плохо занимаются с шофером, шофера предоставлены самим себе и их работа зачастую бесконтрольна». И далее признается: «Колхозные автомашины – мое больное место. Я особо занимаюсь с ними и меня очень интересует организация работы колхозной машины» [8]. Почему столь пристальное внимание он уделяет колхозным автохозяйствам, дает объяснение сводка автомобильных происшествий по колхозам. Так, водители Кольцовского, Ин-Сурминского, Алгашевского колхозов работали без прав. Яманаковский колхоз вошел в сводку по вине шофера, который «пьяный повредил машину». Кудеихскому колхозу не повезло принять на работу «известного ухаря-пьяницу», причем «со старыми шоферскими документами» [9].

Но и в автохозяйствах других организаций республики также случалось немало происшествий. Так в Батыревской машинно-тракторной станции (МТС) водитель «принятый вопреки Госавтоинпекции, пьянствовал на машине и растерхал машину». Администрация этой же МТС тоже показало себя далеко не в лучшем свете: «На машинах выезжают лица адмперсонала, не имеющие шоферских прав». О Порецкой МТС в документе встречается следующий пассаж: «На акатуевских праздниках на машине выехал кататься ученик и разбил машину». А водитель Шемуршинского райиспокома «катаясь с сотрудником РИКа [10] на машине в пьяном виде, передавил гусей колхозников» [11].

Сычев П.П. не устает повторять, что именно в человеческом, а не в техническом факторе кроется причина аварийности на автотранспорте: «…Происшествия, аварии и поломки автомашин у нас на автотранспорте еще имеют место, причем почти всегда эти случаи относятся за счет ухарства шоферов, несоблюдения ими правил управления автомашиной, за счет безалаберности руководителей автохозяйств, и совершенно незначительное число происшествий относятся к технической стороне» [12].

Среди руководителей автохозяйств основными нарушениями были несоблюдение порядка приема на работу водителей (требовалась вначале виза Чуващдортранса и Госавтоинспекции) и бесконтрольность работы водителей, предоставление последним слишком большой самостоятельности («шофера чувствуют себя на машинах “большими хозяевами”») [13].

Безусловно, без привлечения особо опасных нарушителей к уголовной ответственности на практике не обходилось. Так, в списках лиц, привлеченных в уголовном порядке, можно встретить такие формулировки по заведенным делам: «допущено нарушение правил эксплуатации автомашины, вследствие чего сгорел гараж», «авария выпивший», «ударил милиционера». В иных местах указывается цепочка неправомерных на дороге действий водителей: «пьянка–ухарство¬–авария» или «пьянство, хулиганство, неподчинение». Но больший эмоциональный накал сквозит в формулировках, рисующих сцены подлинного человеческого ужаса: «задавил колхозника», «задавил ребенка» [14].

Среди характерных нарушений по Чувашской АССР в отчете Сычева П.П. фиксируются такие: «не уступил дороги встречной машине и разбился об нее», «растерялся и упустил машину в овраг», «грубость, хулиганство и “мат” по отношению к контролю и инспекторам» и др. [15].

Провоз безбилетных пассажиров, выезд без путевки, небрежное и халатное отношение к машине и ее грязное содержание, неподчинение контролеру – это те типичные нарушения, за которые на водителей налагалось взыскание преимущественно в виде штрафа. Более серьезные нарушения, следствием чего становились аварии, влекли за собой отстранение от работы и возможное привлечение к уголовной ответственности [16].

Меры взыскания за нарушения применялись не только к водителям, но и к руководителям, заведующим гаражом, инженерам, секретарям исполкомов. Так, в документе о нарушениях содержится запись касательно руководителя ЧувашГОРТа [17]: «упорно не подчинялся требованиям Автоотдела, обманывал его», за что тот и был в итоге оштрафован на 100 руб. [18]. А на директора одного из чувашских спиртзаводов был наложен штраф 50 руб. «за распоряжение о выезде по закрытому тракту» [19].

Таким образом, архивные документы свидетельствуют о многообразии нарушений на автотранспорте Чувашии, прежде всего о множестве их формулировок, что связано, видимо, с отсутствием общих и единых для всей страны правил дорожного движения, которые позволили бы унифицировать фиксацию автодорожных и автотранспортных нарушений.

Примечания:

1. Показатели состояния безопасности дорожного движения [Электронный ресурс] / Официальный сайт Госавтоинспекции. – Режим доступа:http://stat.gibdd.ru/
2. Государственный исторический архив Чувашской Республики (ГИА ЧР). Ф. 803. Оп. 1. Д. 7. Л. 164.
3. ГИА ЧР. Там же.
4. ГИА ЧР. Там же. Д. 2. Л. 261.
5. ГИА ЧР. Там же. Л. 156.
6. ГИА ЧР. Там же. Л. 261–261 об.
7. ГИА ЧР. Там же. Л. 22 об.
8. ГИА ЧР. Там же. Л. 261 об.
9. ГИА ЧР. Там же. Л. 321 об.–322.
10. РИК – районный исполнительный комитет.
11. ГИА ЧР. Там же. Л. 321–321 об.
12. ГИА ЧР. Там же. Л. 144.
13. ГИА ЧР. Там же Л. 144–145.
14. ГИА ЧР. Там же. Л. 231–232.
15. ГИА ЧР. Там же. Л. 2.
16. ГИА ЧР. Там же. Д. 19. Л. 2–10.
17. ЧувашГОРТ – Чувашская контора Государственного объединения розничной торговли.
18. ГИА ЧР. Там же. Д. 2. Л. 2 об.
19. ГИА ЧР. Там же. Д. 19. Л. 12 об.–13. Скрыть
Перейти в список



Разработка сайта - ООО "Интернет-Сервис"

Полномочный представитель Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе                  Минкультуры Чувашии